Мумий Тролль - Владивосток 2000

Философия группы CASUAL

Русский мыслитель Николай Александрович Бердяев историю развития человеческой мысли непосредственно связывал с философией бытия: «Философия всегда была прорывом из бессмысленного, эмпирического, принуждающего и насилующего нас со всех сторон мира к миру смысла». Сегодня творцы пишут новейшую историю по мотивам собственного, уникального пути. Так пишется летопись жизни. Ее отрывки мы можем прочитать в личных дневниках, стихотворениях, прозе, увидеть на картинах художников, в игре актеров, услышать в музыке. Гармония стихов и мелодии - всегда была одной их главных творческих составляющих в мире. Подобное сочетание неизбежно уникально. Современная рок-группа «CASUAL» имеет собственную творческую философию, как отражение чувств, эмоций, воспоминаний четырех творцов, собравшихся воедино, чтобы найди дорогу к счастью и показать этот путь миру. Их песни - это очень личная и откровенная поэзия, разложенная на музыку. Корреспонденту радиостанции «Наше радио - Краснодар» Анастасии Андерс удалось немного приоткрыть дверь в мир CASUAL. Перед планируемым вскоре концертом в Краснодаре, лидер группы Алексей Яшин обнажил душу и «слово». Разговор состоялся серьезный и откровенный.

Анастасия Андерс: Есть такое понятие как философия творчества. В чем философия CASUAL?

Алексей Яшин: Философия CASUAL – это отражение моего внутреннего мира.

А.А.: Какие человеческие ценности пробуждает и культивирует твое творчество?

А.Я.: Я бы хотел, чтобы мое творчество порождало счастье, доброту и любовь. Это главные ценности в жизни любого человека. Я считаю, что именно на это нацелено творчество группы «CASUAL».

А.А.: Какие темы в рок-музыке актуальны сейчас, в 2014-ом, когда новости пестрят сообщениями о военных действиях, терактах и прочем негативе? Может, люди в такой ситуации охотнее слушают мелодичную музыку и читают стихи о любви, чем познают что-то серьезное, глобальное, страшное?

А.Я.: Я, как чуткий и ранимый человек, очень сильно переживаю все то, что сейчас происходит в мире. Я патриот. Очень люблю свою Родину. И мне печально, когда погибают женщины, дети, старики. Это сейчас основная тема не только в Украине, но и в Палестине, во многих других странах, в которых ведутся военные действия. И, конечно, некоторые так называемые «рок-музыканты» могут начать спекулировать на этой теме. Я сегодня слушал песни украинских рэп-певцов, которые провозглашают националистические идеи. Они используют горе людей. В их творчестве есть, в том числе, полезная информация, но, по сути, людям достаточно новостных лент, поэтому мне не хочется писать именно об этом. Я хочу писать о любви, счастье, доброте и вечных ценностях. Я считаю, что только через это человек достигает некой Нирваны, то есть счастья. Это же написано и в Библии.

А.А.: Мне известно, что ты человек православный. Как ты считаешь, религия, язык общения, быт, традиции должны развиваться по пути универсализации, или все-таки каждый народ должен идти своим путем, оберегать уникальные культурные ценности, что, в конечном счете, неизбежно порождает противоречия? Утопия или уникальный путь?

А.Я.: Второе. У каждого народа и религии есть своя история. Я изучал иудаизм, буддизм, христианство. У каждого народа должна быть своя религия, а Бог должен быть у каждого человека свой. Церковь – это хорошо. Но Бог должен быть внутри. Я часто езжу в храм Святого Никиты. При Храме создан православный благотворительный лагерь для детей. Каждую осень мы приезжаем туда с концертами, дарим детям подарки. Я общаюсь с батюшкой. Мне там хорошо. Еще в Ветхом Завете было написано, что институт церкви по большому счету не нужен. Бог у каждого в сердце и душе. Для меня это очень важные слова. Если я хочу пообщаться с Богом, я общаюсь с ним один на один.

А.А.: Музыкальная группа – это маленький социум, уникальный мир со своими законами или полным их отсутствием. Мир CASUAL – это общество, где все живут с широко закрытыми глазами или это мир реалистов?

А.Я.: Мы люди, которые много повидали в этой жизни. Нам всем вместе на пятерых человек больше двухсот тридцати лет. Поэтому мы многое видели и, скорее всего, живем в мире реалистов. Каждый понимает, что он делает. То, что мы собрались в CASUAL, для каждого из нас – огромное счастье и отдушина. Все участники группы близко к сердцу принимают и радостные, и не очень хорошие моменты, связанные с группой. CASUAL – наш «ребенок».

А.А.: На вашей страничке ВКонтакте есть запись о том, что CASUAL воплощают собой новый образ русского рока, для которого не существует закрытых тем. Скажи, в чем особенность национального рока, и должен ли он обнажать социальные проблемы?

А.Я.: В нашей стране много групп, исполняющих песни на социальные темы. К примеру, LUMEN. В их творчестве слишком много социальной составляющей. Нам более интересно писать о внутреннем состоянии души. Это более рок, чем рок в классическом его понимании.

А.А.: Ты часто терзаешься противоречиями? Переписываешь тексты стихов, переделываешь аранжировки уже готовых песен?

А.Я.: Меня часто терзают противоречия. Стихи не переписываю, песни – да. С возникновения демоверсии, когда я взял гитару и записал песню, происходит много ее перевоплощений. Акустический альбом «242 грамма» это наглядно демонстрирует. Старые песни с предыдущих альбомов можно послушать в первоначальной их версии, сравнить, как они изменились. Каждый музыкант в группе привносит в песню что-то свое. Я, по сути, делаю скелет трека, а остальные музыканты насыщают организм песни кровью, сердцебиением, мясом, кожей.

А.А.: В творчестве CASUAL красной линией проходит тема смерти. Люди, как правило, в разговорах обходят эту тему, но охотно смотрят фатальные новости, кино, слушают готическую музыку, увлекаются мрачной живописью. Это стремление узнать больше и в тайне о потустороннем мире или возможность свыкнуться с мыслью о ней?

А.Я.: Я очень боюсь смерти. Как и любой человек. Я многое пережил, терял близких. Поэтому эта тема есть в моих стихах и песнях. Это отражение сложного этапа в моей жизни. Но что такое жизнь? Это путь к смерти. Когда человек рождается, он окружен своими близкими, родственниками, когда же человек подходит к рубежу своей старости, таких людей становится все меньше и меньше. Человек остается один на один со своей смертью. Рождение – это и есть первый шаг к смерти. Поэтому жизнь от смерти неотделима. В моем творчестве есть и рассуждения, и мироощущение, и взгляд на жизнь, увиденный через призму смерти.

А.А.: Как относишься к аскетизму и решился бы ты на то, чтобы год прожить без людей, общения, даров цивилизации. Только выживать и предаваться мыслям?

А.Я.: Наверное, нет. Я слишком люблю людей и общение. В каком-то смысле я вампир и черпаю необходимые любому человеку эмоции именно из общения.

А.А.: Судя по твоим стихам, ты очень хорошо знаешь историю. Особенно историю России. Какая историческая эпоха России духовно тебе ближе и почему?

А.Я.: Я родился в Советском Союзе. Эмоционально меня волнует этап Второй мировой войны – период детства моих родителей, период, когда были живы мои деды и бабушки. Это сложный этап для нашей страны. Интересен период восстановления страны после войны, новейший период истории, и конечно, история становления Руси. По этому поводу любим обмениваться информацией и мнениями с коллегой по сцене и нашей футбольной группе «Артист» Василием Акимовым из группы «Мономах». Мне интересны противоположные взгляды людей на историю интересующих меня исторических периодов. Ведь жизнь скоротечна и хочется впитать как можно больше знаний, тем более о стране, в которой я живу.

А.А.: Почему ты придерживаешься монархических взглядов?

А.Я.: Потому что я русский человек, а русский человек привык жить при царе. Царь - это то, что нужно русскому человеку, когда все ясно и понятно. Скажу по поводу патриотизма, который позволил победить нашему народу в Великой отечественной войне. Сталина можно осуждать: много ненужных смертей, черная эпоха. Но при жестком монархическом строе есть составляющая, когда простые люди и элита любят свою родину, царя, гордятся корнями. Через это воспитывается патриотизм, то, чего не хватает сейчас. Хотя сегодня ситуация меняется. В период же с 70-ых годов XX века вплоть до 2000-го года патриотизм был забыт. Поэтому я приверженец монархических взглядов. Но именно для России.

А.А.: То есть у России есть все-таки свой уникальный путь, о котором так много говорят?

А.Я.: Конечно. Если провести опрос, девяносто процентов опрошенных людей скажут то же самое.

А.А.: Здесь нет противоречий с реализацией свободы личности?

А.Я.: Абсолютно нет. Степень своей свободы человек определяет сам. Сейчас в нашем государстве никто на свободу личности не посягает. И это очень здорово.

А.А.: В этом случае девяносто из ста респондентов могут с тобой не согласиться. Очень много пишут и говорят, о том, что ощущения свободы у людей в России больше нет. Политический режим, по сути, имеет признаки тоталитарного. А ты говоришь такие противоположные слова.

А.Я.: Наша страна развивается по пути китайской демократии. Да, режим тоталитарный. Но свобода личности и режим для меня – это не две составляющие единого целого. У нас есть некие монархические штрихи и оттенки, но это и хорошо. Я ощущаю себя свободным человеком. На свободу моей личности никто не посягает.

А.А.: Ты ведь знаешь, что все цивилизации цикличны. Монархия всегда вырождается в некое свое подобие. Яркий пример – Великобритания. Это трата бюджетных денег на фееричное представление.

А.Я.: У них это спектакль. У нас же это жизнь. Ведь наш строй и сейчас, по сути, – монархия. Люди любят и ценят то, что у них есть. Когда была так называемая «демократия», я занимался выборами. Близко стоял у власти, когда демократы, называющие себя борцами за свободу и справедливость, нашу страну толкнули в ту бездну, из которой спасти ее может только жесткое правление. Именно демократы в свое время практически уничтожили нашу страну. Это все происходило перед моими глазами. Это был настоящий фарс. Это не та демократия, которая нужна русскому человеку. Демократия в их понятии – прийти и разворовывать ресурсы страны. Для меня это не демократия. Нельзя позволять уничтожать уникальное государство.

А.А.: Обратимся к теории государства и права. Управление большими территориями рекомендуется при монархической форме правления. Согласен?

А.Я.: Совершенно верно. De jure сейчас не монархический строй, а de facto – монархия. Я лично этому очень рад.

А.А.: Ты занимался только выборами или проходил государственную гражданскую службу?

А.Я.: Я был руководителем предвыборного штаба у одного из кандидатов в Президенты России, который занял неплохое для себя третье место. Помимо этого я работал в Общественной палате Российской Федерации, в Совете при Президенте Российской Федерации по реализации приоритетных национальных проектов (причем, в Президиуме Совета), в администрации Президента Российской Федерации, где набирался опыта и впитывал, как губка, все то, что в стране происходило на протяжении долгого времени.

А.А.: Ты кардинально сменил деятельность. Начал задыхаться в сфере государственного управления или хотел исполнить мечту?

А.Я.: Меня сейчас приглашают читать лекции по политтехнологии. Раньше такого предмета не было в образовательных учреждениях. Сейчас есть. Меня приглашают, хотя у меня нет профильного образования, но зато есть опыт по проведению политических компаний. Я музыкой занимаюсь с 1989 года. Играл 10 лет в группе «Hellraiser». При этом у меня была достаточно крупная компания по предоставлению услуг политического пиара. Затем я ушел в одну из фракций в Государственной Думе Российской Федерации. Это мне не мешало заниматься музыкой. Ей я перестал заниматься в 1998 году, когда она перестала приносить удовлетворение. Были полные залы, признание, но мне стало неинтересно. Однако я не переставал 13 лет после писать стихи и песни. Писал их «в стол». И со временем возникла потребность высказаться публике. Так возник проект «CASUAL».

А.А.: Давай немного лирики. Твои слова: «Однажды ты окажешься у моря, и оно унесет на своих волнах боль воспоминаний. У каждого из нас свое море...». Какое оно, твое море? Соленое, штормящее и разъедающее память или теплое, спокойное?

А.Я.: В разные периоды моей жизни это море разное. Но оно есть, и это здорово. Оно должно быть у каждого человека. Я люблю свои воспоминания: хорошие, плохие. Но про море я написал не случайно, потому что, как у любого другого человека, у меня есть плохие воспоминания. Я пытаюсь избавиться от негативных эмоций, написав стихи или песню. Они и есть мое море.

А.А.: Избавиться от страхов можно, выразив себя в творчестве. Возможно ли таким способом вылечить твою аэрофобию?

А.Я.: На данный момент нет. У меня всего две фобии. Для меня это большая проблема. Я пытаюсь справиться с собой. Работал с психологом по поводу этой проблемы достаточно долго, и никакая песня от этого меня избавить не может, потому что даже самый лучший психолог, работающий с известными спортсменами, музыкантами, которые также боятся летать, не смог ничего сделать. Думаю, это связано со страхом смерти, который есть у любого человека. У меня он обострен. Но это со временем пройдет.

А.А.: Ты водишь автомобиль? Любишь ощущение скорости, путешествия за рулем?

А.Я.: Конечно. У меня машина цвета Mahogany. Porsche Panamera. Это очень дорогая машина. Я ее заказал. Машина штучная. Ждал ее целый год. Тогда это был мой путь к выздоровлению. Я поставил цель. Я должен был увидеть этот автомобиль. Внутри она отделана деревом Yachting Mahogany. На тот момент в Москве это была первая такая машина с отделкой из палубного дерева. Очень люблю эту машину. Мне близка философия Porsche. Есть у меня и вторая машина – достаточно мощный Porsche Cayenne 4.8 с двумя спортивными пакетами, спортивным выхлопом. Люблю скорость. В путешествиях передвигаюсь на автомобилях, так как не летаю на самолетах. Добираюсь до Европы на поезде и сажусь за руль автомобиля. Часто езжу за рулем по Европе и России. Мне это нравится. Я не устаю от вождения. Для меня вождение автомобиля – возможность сосредоточиться и побыть наедине с самим собой, со своими мыслями.

А.А.: О чем ты обычно думаешь после концерта?

А.Я.: Я ощущаю опустошение. Целый день после концерта нахожусь в анабиозе. Я и на сцене, исполняя некоторые песни, ухожу в себя, и меня трудно вывести из этого состояния. На сцене я отдаюсь без остатка. Теряю несколько килограммов за концерт.

А.А.: Проводите автограф-сессии после концертов?

А.Я.: Да. Мне это приносит удовольствие. Для этого мы и выходим на сцену. Очень любим людей, приходящих на наши концерты. На фестивале НАШЕСТВИЕ-2014, проигнорировав рекомендации охраны, вышел в толпу и находился там 40 минут.

А.А.: С Дарьей Ставрович из группы «Слот» произошел неприятный случай. Никогда не знаешь, что в голове у человека, стоящего рядом.

А.Я.: Согласен, что есть риск. Даша большой молодец. Снова вышла на сцену.

А.А.: Когда приедешь в Краснодар, о чем ты поведаешь слушателям?

А.Я.: Я всегда открываюсь, показываю внутренний мир через песни. Хочу быть услышанным и понятым.

Интеллектуальный рок в России жив и продолжает насыщаться новыми именами, новым звучанием. С нетерпением ждем группу CASUAL в Краснодаре, чтобы услышать живьем честную и откровенную музыку.

 

Текст и фотографии: Анастасия Андерс. Радиостанция «НАШЕ радио – Краснодар» 104.7 Fm. ТРК «Новый Ракурс».