Мумий Тролль - Владивосток 2000

Интервью с группой Shakti Loka

Shakti Loka – «Когда с тобой одна гитара, ты выглядишь обнаженно»

Группа Shakti Loka появилась два года назад. Но за это время музыканты успели ярко заявить о себе. Выпустили дебютный альбом «Знаете?», записали 3 сингла, сняли 5 клипов, выступили на фестивалях «Дикая мята», «Тайбола», «Red Park», стали участниками проекта «Наше 2-0». Сейчас музыканты отправились в свой первый тур «На бегу». Гастроли проходят неполным составом, в тур поехали создатели и основные участники коллектива - супруги Вадим Еремеев и Кира Сергеева.

Я всё правильно сказала о ваших достижениях? Есть что добавить?

Вадим Еремеев: Всё верно. Как ни странно, но ровно два года назад 14 октября мы записали свой первый сингл, поэтому у нас сегодня настоящий день рождения!

Я послушала ваши песни, и в какой-то момент мой музыкальный слух решил, что я слушаю несколько разных групп одновременно. Музыка, звучание, ритм не монтировались в один стиль. Музыкальные критики пытались втиснуть ваше творчество в разные жанровые рамки — инди-рок, трип-хоп, лаундж, гранж и многое другое. Скептики же утверждали, что команда вообще пока не нашла своего звучания... 

Вы действительно находитесь в творческом поиске или поиск — это и есть ваш фирменный стиль? 

Кира Сергеева: Скептики отчасти правы. С одной стороны, нас эмоционально и вкусово метает, но я не вижу здесь противоречия. Если ты находишься в поиске, то ты всё равно в каком-то моменте. С другой стороны, мы призадумались, что надо как-то центрироваться. Пока центрировались туром акустическим (смеется).

Как вы сами тогда определяете свой стиль?

Кира Сергеева: Когда нас спрашивают о стиле, мы договорились отвечать Инди-фолк. Весь наш тур сейчас - это Инди-фолк.

Почему в туре вы выбрали именно это направление?

Вадим Еремеев: В этом году на фестивале Park Live выступал музыкант Passenger. Он взял гитару и один держал огромный стадион, понимаете, один! Я сам бас-гитарист и меня всегда интересовала низкая вибрация, и мы подумали, а почему бы нам не попробовать что-нибудь похожее. Так возникла идея поехать по «харатсам» только вдвоем и только с акустической программой. Сейчас мы понимаем, что хотим эту программу зафиксировать, в ней есть такой нерв, но при этом нет ничего лишнего, всё сказано, а это очень важно.

Кира Сергеева: При этом мы не хотим отказываться от низких вибраций в нашей музыке. В динамичных городах никуда не деться от пробива нижних чакр, а пробивать их можно только басами. Возвращаясь к вашему вопросу, смысл жизни это вообще постоянный поиск и, когда вы выходите из этого поиска, это конец. Вот поэтому мне кажется нормальным то, что наша музыка видоизменяется, все меняется в зависимости от возраста и тебя самого.

Я согласна с вами, что вокруг всё меняется, но ведь вам всего лишь два года, а уже столько трансформаций и видоизменений. Группы годами вырабатывают стиль и меняют его лишь спустя десятилетия…

Кира Сереева: А мы за два года умудрились (смеется). Мы еще от текстов отталкивались. Энергетика текстов всегда разная, нежным песням необходима хрупкая аранжировка, а активные требуют более жесткой подачи, хотя сейчас в акустике всё усреднилось.

Акустика часто становится золотой серединой между драйвом и лирикой.

Вадим Еремеев: Не скажите, по-разному на самом деле бывает. Рок-музыканты садятся с акустической гитарой на стул и сразу хочется заснуть, а бывает, что группа выдает столько энергии, это же вообще! Еще я обратил внимание на такой момент, сидя или стоя играет музыкант. Например, Высоцкий, он же всё время стоял и от него исходило такое! А рокеры привыкли рубиться, и вот они садятся и не знают что им делать, тут ведь уже не порубишься.

Кира Сергеева: А я бы поспорила, Башлачев, например, сидел!

Кстати, Нашествие в этом году тоже было акустическим. И тут не только рокеры, тут уже сами зрители не знали, что им делать с чрезмерной лирикой, драйва явно не хватало.

Кто в вашем тандеме отвечает за написание текста, а кто пишет такую разную музыку?

Вадим Еремеев: Я полностью музыкой занимаюсь, а Кира текстами. Но также происходит момент подбора. Я придумываю мелодию, гармонизирую ее со стихотворением, либо есть мелодия, а Кира пишет к ней текст. Кира по образованию журналист и поэтому очень трепетно относится к правильности и музыкальности слова, бывает, что слово правильное, но звучит немузыкально.

Кира Сергеева: Я абсолютно не могу сочинять музыку, только если она отталкивается от текста.

О чем вы поете? Какая тема является центральной в творчестве? 

Кира Сергеева: У нас метафоричные тексты, и вся система метафор передает сто процентный вкус, когда вы можете не понимать напрямую о чем, но у вас на языке остается сладкое ощущение. Наверно, главная тема - борьба себя с самим же собой за выживание в духовно-эстетическом смысле.

Певица Мара в интервью Нашему радио Краснодар озвучила такую фразу:

«Артист — это тоже отчасти воин, он путем гармонического музицирования воздействует на людей. Люди приходят слушать слово, поэтому Артист должен осознавать, что он говорит. Артист должен быть в какой-то мере духовным учителем». 

К чему вы призываете аудиторию? Что хотите донести?

Кира Сергеева: Остановиться и задуматься, что история про белку и колесо это иллюзия. Когда вы находитесь в мире иллюзий и, кажется, что выхода нет. Однако каждый день может быть детским ностальгическим счастьем, в этом состоянии можно пребывать долго, но на него тоже нужно поработать, приложить усилия. 

Вадим Еремеев: Творчество сплачивает всех нас. Ведь когда незнакомый тебе человек чувствует то же самое что и ты, это волшебно. Меня всегда восхищало, когда идешь в 90-х, видишь значок группы Metallica и понимаешь, что ты не один.

На Нашествии тоже самое происходит. Туда люди приезжают с разных уголков страны и понимают друг друга с полуслова.  Всех накрывает чувство единства. Кто был и это ощутил, тот туда из года в год возвращается. 

Кира Сергеева: Это один из оттенков любви, чувство братства. Люди подменяют понятия, они постоянно жалуются на тяжелую жизнь, низкую зарплату и плохое правительство. Они не понимают, что счастье только внутри нас. Начинать нужно с малых вещей, и мы в своем творчестве пытаемся показать эту картинку.

Название вашей группы необычно. Что оно означает?

Кира Сергеева: Shakti – это энергия, а Loka – планета. Это название на санскрите, было бы здорово, если бы люди, произнося это словосочетание, соприкасались с определенными вибрациями, ведь этот язык спущен с небес.

Вы участвовали в таких фестиваля как «Дикая мята», «Red Park», «Тайбола». Когда планируете попасть на Нашествие? Вы ведь в проекте «Наше 2-0».

Вадим Еремеем: Теоретически мы должны были выступать на Нашествии 2016, но не получилось. На следующий год есть все шансы. Когда я был участником группы «Небо здесь», мы выступали на Нашествии, причем на главной сцене. Это было на самых первых фестивалях в начале нулевых. Но большая сцена - это тяжело, люди далеко, да и ты должен быть очень узнаваем, поэтому нам больше подходит малая сцена.

Вадим, у меня лично к вам вопрос. Вы были бас-гитаристом известной группы Zdob si Zdub. Сколько вы проработали в коллективе? И почему покинули?

Вадим Еремеев: С этой группой мы дружим с 1997 года. Мое участие в коллективе было своеобразной дружеской аферой. Михай Гынку позвонил мне и предложил заменить его на бас-гитаре, так как он мечтал поиграть на барабанах. Я играл всего пару лет, но это было незабываемо: площади, стадионы по 30 тысяч человек. И, кстати, известный кавер на песню Цоя «Видели ночь» румыны пели на русском языке, эту песню пела вся страна. А что касается меня, то, если честно, сама кухня там была не моя. Я немного в другое погружен.

Это ваш первый гастрольный тур по России? Расскажите о нем, как впечатления? 

Вадим Еремеев: Это наш первый тур, он называется «На бегу». В программе пока 30 городов. Начали с юга, затем поедем по городам Волги, потом на Урал и в конце заглянем в Сибирь.

Что значит пока? У вас нет конкретного плана?

Кира Сергеева: Мы едем на машине и по дороге корректируем нашу программу. Вадик со всеми договаривается, а я в это время распеваюсь. Мне мой педагог по вокалу сказал распеваться каждое утро и желательно пораньше. Вот чем мы занимаемся в туре. (смеется).

Как публика принимает? 

Кира Сергеева: Пока мы провели 3 концерта. Краснодар станет четвертым. Мы считаем, что это у нас аванс. Юг дает фору, тепло очень. 
Вадим Еремеев: Публика хорошая, мы очень довольны.

Столичная публика отличается от провинциальной?

Кира Сергеева: Очень отличается. Люди тонкие, душевные, открытые. Я столько интеллигенции в Москве не видела, сколько, например, в Таганроге.

Ну и в заключение нашей беседы, расскажите о предстоящем концерте, что в нем будет особенного?

Кира Сергеева: Обычно у нас рокешник, бас-гитары, клавиши, но не в этот раз. Мы целенаправленно решили пройти опыт общения с людьми без заполнения звуковых заслонок, когда с тобой одна гитара и акустика, ты выглядишь обнаженно. Идет упор на эмоциональную и инструментально-поэтическую филигранность.

Вадим Еремеев: Для нас это и психологический опыт. Мы ведь без обратного билета и готовы как к трудностям, так и к фееричным моментам. В Таганроге нам устроили джакузи, а завтра, может быть, на полу придется спать. Вот такой контраст.

Контраст ровно такой же, как и в вашей музыке. Акустика будет стоя или сидя?

Кира Сергеева: Только стоя! И никаких мягких подушек!

После концерта я поинтересовалась у ребят о том, как их приняли в Краснодаре, на что Вадим Еремеев мне ответил:

«Концерт был отличный, вначале было не просто, очень много сил потратили, чтобы людей раскачать, а потом случился катарсис!».

Беседа получилась простой, дружеской и философской одновременно. Ребята очень вдумчивые, они действительно еще в творческом поиске, но в их пути не наблюдается хаоса, они точно знают о чем сказать и как зазвучать, чтобы это было и грамотно и мелодично. Они заряжают драйвом, но при этом не забывают о нежности, они не боятся экспериментировать, но никуда не спешат. Их тур дает ощущение абсолютной творческой свободы, они едут своим ходом, без обратного билета, зато со связкой книг Чехова и четким пониманием для чего всё это нужно. При этом они не бессмысленно плывут по течению, смыслом в коллективе наполнено все: название, слово, звук и они сами наполнены изнутри настолько, что их энергии хватит для успешного творческого пути.