Мумий Тролль - Владивосток 2000

Что читал Александр Твардовский?

Что сказать о библиотеке Твардовского? Пожалуй, их было две: одна в Москве на городской квартире, а другая – на даче, сначала во Внукове, а потом в Красной Пахре.

Трудно сказать даже приблизительно, сколько книг было у Александра Трифоновича. Много тысяч. И на квартире, и на даче огромные книжные шкафы, стеллажи, сверху донизу забитые плотными рядами книг. Но разница между дачными и московскими собраниями была.

Дело в том, что последние десять-пятнадцать, а может, и несколько больше лет Твардовский жил в основном за городом. И, естественно, именно там, на даче, у него были самые необходимые книги. Все любимые классики от Пушкина до Толстого и Бунина, многочисленная литература о них, очень много книг по истории, в последние годы Твардовский увлекался ею. В конце шестидесятых годов он читал том за томом соловьевскую «Историю России с древнейших времен», да и не только ее. Немало было у него книг по географии, этнографии.

Александр Твардовский на пепелище родного дома на хуторе Загорье.

В последние годы интерес к художественной литературе у него уступал, и довольно заметно, пристрастиям к литературе документальной, и вовсе не обязательно русской. Он мог искренне увлечься какой-нибудь книгой о полинезийцах, буддистке, или об индийских охотниках. На книгах, которые он читал, а иногда и зачитывался ими, он делал для себя заметки, подчеркивания, выписки, чаще всего на отдельных листках – это для того, чтобы непременно прочесть понравившееся другим.

В томе дневников Толстого последних лет его жизни, который был на даче много закладок, нервных, иногда резких пометок. Видно, с каким волнением это читалось, вполне возможно – в последний год жизни Твардовского. Бернса Твардовский ценил высоко, но для себя усматривал в его поэзии некий налет исторической экзотики.

Александр Твардовский очень любил читать книги.

В Томасе Манне, глубоком реалисте, в сущности, очень много воспринимавшем от опыта русской классики 19-го века, особенно от Льва Толстого, отчасти от Чехова, Твардовский видел для себя ближайшего и умнейшего собеседника, может быть, даже и учителя. Томас Манн был одним из его любимейших писателей. Однако книги Манна долго не переиздавались, поэтому в библиотеке Твардовского их было мало. По библиотеке можно говорить о вкусах хозяина. По состоянию страниц книг, можно увидеть чему отдавал предпочтение читатель.

Информационный портал "Новый Ракурс", 2016.