Мумий Тролль - Владивосток 2000

Раскрываем «Теорию пяти секунд»

Интервью с идейной группой «Теория пяти секунд» из города, который пропитан духом личностной свободы и творчества — Санкт-Петербурга. Поговорили о питерском андеграунде, о юношеском максимализме, как катализаторе творчества, о простоте, которой можно добиться, пройдя сложный путь, а также подняли тему из категории «вечных» — свободы человека.

Благодаря современной музыкальной индустрии, которая просочилась и в среду рока, мы упускаем из виду талантливые коллективы и слушаем то, что привыкли. 15 января в The Rock Bar состоялся концерт группы, которая лично для меня была незнакомкой. Это «Теория пяти секунд». Группа образовалась у нас в Краснодаре в 2003 году. Затем переехала в Питер. Сейчас ребята на время перебрались в Краснодар для записи альбома. Я не буду перечислять все их заслуги, поверьте, им есть, что показать — альбомы, клипы, участие практически во всех крупных рок-фестивалях страны. Но самое ценное, что я в них увидела — это идейность! Они пробовали, созидали, вкладывали силы в нечто большее, чем просто личная популярность.

О том, в чем заключена Теория, мы поговорили позже, а симпатию к происходящему на сцене во время концерта я ощутила как раз в первые пять секунд. Умелое сочетание разной музыки, пластики, поэзии и песен, которые было приятно не только слышать, но и слушать. С публикой ребята на «ты». Лидер группы Надия Дарийчук, хрупкая снаружи, но настоящий боец внутри, оказалась настолько интересной и понятной лично для меня, что вопросов для интервью возникло много. Спустя пару дней после концерта нам удалось пообщаться в простой домашней обстановке. Эту беседу хотелось продлить до бесконечности...

Давай поиграем в «Теорию пяти секунд»?

Есть игра «Ответь за 5 секунд». Тебе предстоит назвать три слова-ответа на мои вопросы, касающиеся одной тематики. На каждый ответ у тебя есть ровно 5 секунд! Просто говори, что придёт в голову.

- Интересно, хорошо (улыбается).

Три прилагательных о самой себе 

 - Устремленная, индивидуальная, харизматичная! 

Три характеристики группы

- Многогранная, трудная, драйвовая! 

Три любимых писателя

- Бердяев, Блаватская, Иммануил Кант. 

Три музыканта, с которыми ты бы спела дуэтом 

- 30 Seconds to Mars, Линда и Земфира! 

Три качества, которые ты ценишь в людях 

- Честность, открытость и способность индивидуализировать себя. Последнее для меня особенно важно.



Вы считаете себя краснодарской или питерской группой? 

- Сложный вопрос. Наверное, у каждого на него будет свой ответ. Я себя причисляю к питерской группе, потому что становление, как группы, как артиста, у меня состоялось там. Именно этот город меня воспитал в том качестве, которое я сейчас из себя представляю.

Смена городов влияет на творчество? Где, по-твоему, были написаны лучшие песни?

- Никогда нам такой вопрос не задавали. Интересный вообще (улыбается). Я уже знаю ответ, и он удивительный! Песни, которые я считаю лучшими, в итоге были написаны в Краснодаре (смеется). А в Питере уже обрамлены. Это период 1999-2003 годов. В то время я много всего писала, и потом на этой основе возникло почти 3 альбома. В Питере тоже писала, но меньше.

Я поняла, что в Краснодаре вы выступали впервые. Почему не приезжали? Ведь основной состав музыкантов родом из нашего города?

- Да, как ни странно. Когда-то у нас был небольшой сет в рамках концерта группы Декабрь. Но я не считаю это полноценной игрой. Хороший вопрос! Я об этом никогда не думала. Почему, правда? Наверное, мы сначала хотели достичь определенного уровня и увлеклись целями в Питере.

На концерте были ваши знакомые из других городов. Это друзья или фанаты?

- Наши слушатели. Одни ребята были из Донецка. Они нас давно слушают и сами являются молодой группой. Еще была компания из Ростова. Повсюду за нами ездят. Это люди, которые могут просто так запросто сорваться. У каждой группы есть самые преданные «колокольчики», без которых трудно становиться кем-то и это круто!

Тебя когда-нибудь сравнивали с Линдой?

Сравнивали с Кинчевым, с Марой, хотя это совсем не мои артисты. Вот с Линдой не сравнивали, к сожалению. Меня бы это не смутило. Она мой прототип, в том плане, что мне очень близко ее творчество.

На концерте ты призналась, что являешься энергетическим вампиром! Я бы поспорила, что ты только забираешь энергию. Лично я ушла с концерта наполненная.

- Есть такая литературка - «Каббала». Это писание, оно древнее Библии. В каббалистической теории существует наблюдение, что, если сосуд закрыть и только наполнять, он переполнится, и энергия начнет застаиваться. В этом сосуде должно быть отверстие, где бы энергия могла выходить. Тогда он будет всегда полон. Ты наполняешься и сразу отдаешь. Это удивительные ощущения!

Чем отличается ваша музыка?

- Мне очень хотелось, чтобы каждая песня была маленьким миром. Но при этом все бы понимали, что это однозначно «Теория пяти секунд». Во-вторых, отличается некой энергетикой, которая, как мне кажется, уникальна. Тем не менее, все мы, кто играет музыку, не уйдем от семи нот, жужжащих гитар и нашей истории.



Вы являетесь основателями «Новой волны рока» - Санкт-Петербургского идейного движения. Что это за движение? 

- Питер — это город андеграунда. В этой колыбели могут возникнуть интересные направления, отличающиеся от широкоформатных, которые мы привыкли слышать. «Новая волна» касалась исключительно питерской рок-музыки. Мы так резко ворвались в этот город, в среду рок-молодёжи, которая взрослела на ДДТ, Алисе, Наутилусе, Гражданской обороне. Главный питерский фестиваль «Окна открой» как раз составляет аудитория этой молодёжи. Там мы звучали наравне с Агатой Кристи, ДДТ, Алисой и другими «титанами» русского рока. Это был всплеск и реальный подъем!

С чего всё началось?

- Всё началось с арт-встреч «Воля свободных». Мы их проводили в Буквоеде, туда приглашались известные личности, например Олег Гаркуша, Илья Черт, президент Ленинградского рок-клуба и другие. Поднимали острые социальные и философские темы, касаемые рок-культуры и культуры в целом. Людей это дико интересовало, залы были битком. Затем у меня возникла идея организовать пространство объединенных групп, некое сообщество.

Идея, конечно, потрясающая! Это как раз то, чего не хватает музыкантам — объединения.

- Это были не просто амбиции — «Мы — Новая волна!». Это было неким единством. Благодаря нашей «связке» мы исколесили страну, побывали на многих фестивалях, мы друг друга поддерживали! Если у кого-то появлялись знакомства и связи, он сразу тянул не только себя, но и всех остальных. Мы отзвучали в Карелии, несколько раз в Крыму, на байк-шоу в Севастополе, на фестивале «Старый Новый Рок» в Свердловске, их столько было! В Питере достаточно было повесить афишу - «Новая волна», сразу все понимали, что это значит, какие туда группы входят, и всегда было много народу.

Кто входил в «Новую волну»?

- Основные группы - это мы, Ангел НеБес, Площадь Восстания и Скворцы Степанова.

Какие признаки вас объединили?

- Самые главные отличия:

1. На сцене мы не просто поем песни, идет визуализация. Например, у нас театр, арфа, перфомансы. Мы это назвали словом - «Художественность». 
2. Прогрессивность. Я на этом настаивала и говорила, что мы не должны играть старый рок, а должны быть прогрессивными!
3. Русскоязычные тексты. В этом плане мы патриоты.

«Думаете, Ленинградского рок-клуба уже нет? Ошибаетесь! Он существует, но просто вялотекуще. И у меня даже возникала идея его возродить! Мы арендовали ДК Ленсовета и при поддержке Ленинградского рок-клуба проводили фестиваль «Возрождение». Приезжало телевидение! Это было так здорово! Нужно просто жить в Питере, чтобы это понимать... » 

«Новая волна» продержалась добрые 4 года. Это не вышло на всероссийский масштаб по ряду причин. Прежде всего, не было площадок, где бы мы могли себя заявлять. Я не знаю, что мы упустили или просто все устали биться. Нас до сих пор знают, как «Новую волну», но уже больше по-отдельности. Зато каждый заработал свою аудиторию.

О философии группы 

Теория - это всегда предположение, но если ее подкрепить научным знанием, она может стать учением. Чему вы учите слушателя?

- Наша главная задача - научиться самим и помочь другим открыть свой внутренний потенциал. Индивидуализировать самого себя. Выделить из серой массы! Нашему государству это совершенно невыгодно. Чем индивидуальней человек, тем он менее управляем. Мы поем и говорим, что не стоит стесняться себя, нужно чувствовать себя, расширять горизонты, может быть даже чего-то лишиться, но жизнь стоит именно этого! Вот в этом заключена Теория.

Одной из идей вашего коллектива является «Мистический реализм». Верите в мистику или вы реалисты?

- В том-то и дело, что мы реалисты (улыбается). В наше время мы думаем, что живем в реализме, но нас кормят мифами. А «Мистический реализм» строго наоборот, мы говорим как будто бы мифами, но на самом деле говорим о той самой реальности, которой не видно за их мифами. Я понятно объяснила?

Абсолютно!

«Моя мечта, чтобы человек стал свободным».

Но человек априори не может быть полностью свободным. Что для тебя означает свобода? Осуществима ли твоя мечта? 

- Вопрос правильно поставлен, что она значит именно для меня. Свобода — это путеводная звезда, которая просто горит высоко, мы идем по пути к этой звезде, ищем себя, формируем для того, чтобы перейти на следующий уровень. Моя мечта неосуществима, ведь для того она и мечта. Но у каждого есть свобода изучать самого себя и самореализовывать. Это по зубам абсолютно всем!

Тяжело быть творческим человеком? 

- Тяжело в условиях общества, в котором мы живем. Если представить, что все это можно исключить, и ты такой инопланетный спустился сюда, наверное, было бы легко. Сама субстанция творчества приятна, она мне дарит заряд, я чувствую широту сознания, мне интересно так жить, но совмещать это с обычной жизнью сложно.

Говорят, рокеры - вечные дети. Вы до сих пор остались максималистами или повзрослели? Это помогает в работе или наоборот? 

- Максимализм — это самая главная черта инфантилизма в хорошем смысле. Любой музыкант — инфантил. Без обид. До тех пор пока он остается ребенком на фоне всех жизненных событий — он способен творить и генерировать. Я, безусловно, максималист! И я боюсь его потерять. У меня всё так же есть эфемерные мечты, я их намеренно не лишаюсь, хотя реализма и опыта уже хватает, чтобы сказать - «Девочка, успокойся» (улыбается). Но максимализм не должен зашкаливать. В годы нашего становления он был излишним. Мы даже не подпускали к себе определенный контингент людей, по принципу - «Если ты со мной не согласен — ты мой враг». Раньше мы видели мир черно-белым, но потом появились оттенки.

У нас была такая фраза, которую мы потом потеряли:

«Путь от простого к простому лежит через сложное».

Недавно я ее вспомнила и поняла, что мы этой фразой обозначили свой путь. Есть простота, которая граничит с примитивизмом, а есть, как у Далай-ламы. Он тоже прост, но чтобы познать его простоту, нужно пройти очень сложный путь.

В одном из интервью ты говорила, что жалеешь о потраченном времени на фестивали. На что делать упор музыкантам, чтобы добиться успеха?

- Фестивали стали опытом экстремальной игры. В остальном — это куча времени, сил и денег. Главный выхлоп — слушатели. После фестиваля они моментально появляются, берут автографы, начинают какой-то период писать, Но, так как они в другом городе, через некоторое время появляются еще пять новых групп, которые перекрывают эти воспоминания. Всё. Эта смена так быстро происходит, ты себе даже не представляешь! Сегодня мы - звёзды фестиваля, открытие года, лучшая группа. Ну и что? Где это? Всё нужно закреплять.

«Советую сделать концерты редкими, но качественными, а большую часть времени посвящать своему материалу и продвижению в сети Интернет. Это реалия нашего времени».

Ты сравнивала работу музыканта с художником, пишущим картину. Если тебя сейчас попросить нарисовать сущность вашей группы. Что ты изобразишь?

- Тёмный лес, идет снег, и где-то пробивается солнце. И вот мы к этому солнцу идем, нам на голову падает снег, нам холодно. Но мы не грустны, мы все такие устремленные в этом лесу. И вот мы идём...


 

Желаем ребятам идти дальше! Возможно, эта пауза в Краснодаре принесет новые силы на этом сложном пути от простого к простому.